Ревматоидный артрит: этиология и патогенез

Сегодня предлагаем статью на тему: "Ревматоидный артрит: этиология и патогенез". Мы постарались все понятно и подробно описать. Если будут вопросы, задавайте в конце статьи.

Оглавление [Показать]

Хотя ревматоидный фактор и не является строго специфичным для инфектартрита, но с наибольшим постоянством и частотой он обнаруживается именно при этом заболевании, что и определяет его несомненную диагностическую ценность.

По мнению большинства авторов, ревматоидный фактор обладает свойствами антигена. Однако вопрос о его значении в происхождении инфектартрита все еще вызывает много дискуссий.

Большинство авторов считает, что ревматоидный фактор не играет никакой этиологической роли, а появляется лишь в результате реакции организма на болезнь, т. е. является последствием заболевания. Однако ввиду того что при тяжелых формах инфектартрита с поражением внутренних органов и васкулитом в сыворотке больных неизменно находят высокое содержание ревматоидного фактора, многие считают, что он играет какую-то токсическую роль, возможно, вызывая преципитацию белка и повреждение сосудов, что придает этим случаям инфектартрита сходство с системной красной волчанкой и узелковым периартериитом.

А. И. Нестеров и Я. А. Сигидин считают, что ревматоидный фактор имеет прямое отношение к патогенезу болезни, на что указывает присутствие этого фактора почти во всех случаях инфектартрита и сохранение его в крови больных даже в период ремиссии. По мнению этих авторов, образование ревматоидного фактора, вероятно, связано «с глубокими гистохимическими и морфологическими изменениями соединительной ткани суставов при инфектартрите».

В настоящее время известно, что существует не только активатор реакции агглютинации – ревматоидный фактор, но и ее ингибитор – вещество, задерживающее агглютинацию эритроцитов.

Исследованиями Heller и др. (1954), Ziff (1956) показано, что ингибитор агглютинации находится в сыворотке здоровых людей, а также при заболеваниях, патогенетически сходных с инфектартритом, но где обычно не определяется ревматоидный фактор, например, при болезни Бехтерева, псориатическом артрите и других заболеваниях. У больных инфектартритом этот «фактор торможения» всегда отсутствует, что, по мнению Ziff, имеет большое диагностическое значение. В настоящее время некоторые авторы придерживаются мнения, что, возможно, в отсутствии при инфектартрите ингибитора агглютинации и кроется разгадка патогенеза инфекционного неспецифического полиартрита.

Таким образом, теория аутоиммунного патогенеза инфектартрита с точки зрения современных знаний об этом заболевании является наиболее вероятной, но и она не может считаться в настоящее время на 100% достоверной и обоснованной.
Дело в том, что основные факторы, приводимые с целью доказательства наличия при инфектартрите аутоаллергии: хроническое рецидивирующее течение, гипергаммаглобулинемия, плазмоклеточная реакция и т. д. – скорее доказывают наличие аллергии вообще, чем аутоаллергии. Наличие в сыворотке аутоантител удается обнаружить у больных инфектартритом далеко не во всех случаях и обычно в низком титре. Известно, что ревматоидный фактор, которому, приписываются свойства аутоантигена, отсутствует у детей, больных инфектартритом, а в некоторых случаях и у взрослых.

Кроме того, сам факт наличия аутоантител в крови больных инфектартритом еще не доказывает ведущего значения аутоаллергии при этом заболевании, значит этиология ревматоидного артрита не однокомпонентна.

Наиболее уязвимое место этой концепции заключается в том, что неизвестен первичный фактор, который обусловливает развитие заболевания, повышение проницаемости капиллярной стенки и делает возможным осуществление реакции антиген – антитело.

А. И. Нестеров, и Я. А. Сигидин, Timenez-Diaz считают, что этим первичным фактором может быть хроническая очаговая инфекция, которая приводит к образованию слабых антигенов и к вызываемой ими длительной выработке антител (патологических гамма-глобулинов).

По мнению Timenez-Diaz (1955), в результате взаимодействия этих аутоантител с антигенами в организме вырабатываются особые вещества – «киназы», нарушающие ферментные системы. Это приводит к активации плазминогена и развитию протеолитических процессов, результатом чего и является повышение проницаемости капилляров.

В повышении проницаемости капилляров при ревматизме и других коллагенозах, как известно, большая роль придается гиалуронидазе – ферменту, выделяемому стрептококком и стафилококком, способному расщеплять гиалуроновую кислоту, входящую в состав основного вещества соединительной ткани.

Однако значение инфекции как первичного этиологического фактора признается, как уже указывалось, не всеми (особенно иностранными) авторами.

Вторым крупным недостатком концепции аутоаллергии является то, что она не учитывает и не объясняет значение нарушения функций эндокринной и особенно нервной системы, что ясно выступает в клинической картине инфектартрита.
Среди «эндокринных» теорий патогенеза инфектартрита и других коллагеновых болезней наибольшей известностью пользуется теория Селье (Selye, 1951). Этот ученый относит все коллагеновые заболевания, в том числе и инфектартрит, к «болезням адаптации», под которыми он понимает болезненное состояние организма, возникшее под влиянием какого-либо патогенного агента («стрессора») вследствие нарушения гормональной регуляции гомеостаза. Главное место в адаптации организма, по Селье, принадлежит «адаптивным» гормонам, вырабатываемым корой надпочечников (противовоспалительным- глюкокортикоидам и провоспалительным – минералокортикоидам). Деятельность надпочечников регулируется гипоталамусом через адренокортикотропный гормон гипофиза.

Селье считает, что болезни адаптации возникают либо вследствие неадекватного ответа системы гипоталамус – гипофиз – кора надпочечников на воздействие «стрессора» (нарушение равновесия между провоспалительными и противовоспалительными гормонами, нарушение метаболизма гормонов, их излишек или недостаток и т. д.), либо вследствие изменения реактивности тканей по отношению к адаптивным гормонам, наступившего также под влиянием «стрессора».

При этом действие «стрессора», которым способен быть и любой патогенный агент (инфекция, травма, охлаждение и т. д.), может облегчаться или тормозиться рядом эндогенных факторов (наследственность, конституция и т. д.).
Таким образом гормональный фактор, по Селье, служит ведущим патогенетическим звеном в развитии «болезней адаптации». Опираясь на свои экспериментальные данные о возможности воспроизведения экспериментального артрита, сходного с инфектартритом, под влиянием провоспалительного гормона коры надпочечников – дезоксикортикостерона, особенно в сочетании с каким-либо экзогенным фактором (например, воздействие холода, диеты, богатой хлоридом натрия), а также исходя из факта подавления симптомов артрита под влиянием антивоспалительных гормонов (кортизон, АКТГ), Селье считает возможным отнести и инфекционный неспецифический полиартрит к болезням адаптации. Многочисленные клинические и экспериментальные исследования не подтвердили пека нарушения функционального состояния гипофиза и коры надпочечников в отношении выработки кортизона при инфектартрите. Уровень 17-гидрокси-кортикостероидов в крови больных инфектартритом, даже после многих лет болезни, остается нормальным или почти нормальным ((Nelson, Hench, Dresner, М. Г. Астапенко и Н. Б. Еникеева, 1962). Морфологических изменений коры надпочечников у больных инфектартритом тоже не было найдено. При помощи меченного по С14 гидрокортизона не было отмечено также нарушения эндогенного метаболизма кортизона. Клинически чрезвычайно редко устанавливается сочетание инфектартрита с аддисоновой болезнью.

Все это говорит о том, что инфектартрит нельзя рассматривать как проявление недостаточности выработки противовоспалительных гормонов корой надпочечников или нарушения их метаболизма. Правда, ряд исследований показал, что у больных инфектартритом изменен суточный ритм выработки гидрокортизона. По данным Hill (1958), наивысшая концентрация гидрокортизона в крови у здоровых людей приходится на 7-8 часов утра, а у больных инфектартритом она наблюдается значительно позже.

Этим, очевидно, и объясняется один из главных симптомов заболевания – утренняя скованность, являющаяся проявлением глюкокортикоидной недостаточности. Таким образом, все же нельзя совершенно отрицать значения нарушения гормональной регуляции в патогенезе инфектартрита.

Проведенные нами (М. Г. Астапенко и Н. Б. Еникеева, 1962) исследования реактивности коры надпочечников на введение стимулирующей дозы АКТГ показали, что у 68% больных инфектартритом ослаблена или извращена реактивность коры надпочечников и что, следовательно, надпочечники у больного инфектартритом, хотя и обеспечивают нормальный уровень кортикостероидов в крови, но не в состоянии справиться при предъявлении им повышенных требований (что, вероятно, имеет место в процессе болезни).

Приблизительно того же взгляда на сущность гормональных нарушений при инфектартрите придерживается и Hench. Он считает, что в основе инфектартрита лежит извращенная реактивность коры надпочечников. В ответ на воздействие какого-либо «стрессора» в организме происходит не повышение, как при нормальном функциональном состоянии надпочечников, а снижение уровня кортизона в крови, что и благоприятствует развитию воспалительных реакций.
Таким образом, при инфектартрите, вероятно, существует относительный тканевой гипокортицизм, на что указывают также А. И. Нестеров и Я. А. Сигидин и ряд других авторов. Об этом же говорит и тот факт, что больному инфектартритом (при наличии нормального уровня 17-гидро-ксикортикостероидов в крови) необходимо в 4-5 раз больше стероидных гормонов, чем-то количество, которое обычно выделяется за сутки корой надпочечников.

Эндокринные теории патогенеза инфектартрита, указывая на большое значение изменений общей и органной реактивности при инфектартрите, все же не в состоянии полностью объяснить механизм развития этого заболевания. С точки зрения этих теорий нельзя объяснить ни механизма изменений функционального состояния коры надпочечников, ни системности поражения соединительной ткани, ни стойкости патологического процесса.

Так же, как и инфекционно-аллергическая теория, эндокринные теории не в состоянии объяснить первичных механизмов развития аллергического состояния при инфекционном неспецифическом полиартрите.

Работами отечественных авторов (А. И. Безредка, А. Д. Сперанский, А. Д. Адо, П. Ф. Здродовский и др.) установлено ведущее значение нервнорефлекторных механизмов в происхождении сенсибилизации, аллергии и иммунитета. В связи с этим патогенез таких инфекционно-аллергических заболеваний, как ревматизм или инфектартрит, не может рассматриваться лишь с позиции органных и гуморальных нарушений.

Этиология инфекционного неспецифического полиартрита крайне сложно. В клинической картине инфектартрита отчетливо выступают признаки, указывающие на участие нервной системы и особенно ее вегетативного отдела. Сюда относятся изменения психики больных (эмоциональная неустойчивость, неадекватные реакции, плаксивость и т. д.), симметричность поражения суставов, трофические изменения мышц, костей и кожи, нарушение сосудистого тонуса и потоотделения, лабильность пульса и т. д.

Точки зрения на решающее значение нарушений нервной регуляции в происхождении инфекционного неспецифического полиартрита придерживаются многие авторы. Еще Charcot (1868), указывая на сходство инфектартрита с артропатиями при сифилисе и сирингомиелии, высказывал мнение о неврогенном происхождении этого заболевания.

Н. А. Вельяминов (1908) считал причиной инфектартрита поражение центральной и периферической нервной системы токсинами, образующимися в организме при инфекционных заболеваниях, нарушениях обмена и эндокринной регуляции, в результате чего возникает трофоневроз, проявляющийся поражением суставов и трофическим расстройством мышц, костей и кожи.

М. М. Дитерихс видел причину инфектартрита в инфекционном поражении ганглиозных клеток спинного мозга.
Л. О. Даркшевич, А. А. Корнилов, М. П. Кончаловский, А. Е. Щербак, Е. М. Тареев признают большое значение нервнотрофических факторов в развитии этого заболевания. А. И. Нестеров и Я. Л. Сигидин также считают, что в происхождении таких инфекционно-аллергических заболеваний, как ревматизм и инфектартрит, играет роль нарушение нервной регуляции, связанное с инфекционно-токсическим влиянием очага хронической инфекции на центральную нервную систему.

Этиология инфекционного неспецифического полиартрита может быть обусловлена психической травмой (например, учащение случаев ревматоидного артрита во время бомбардировок Лондона в период войны).

Short с сотрудниками отмечают, что у половины больных перед развитием болезни имеет место перегрузка высшей нервной деятельности. Исследования функционального состояния коры головного мозга больных инфектартритом с помощью изучения двигательных условных рефлексов показали, что у этих больных ослаблены оба нервных процесса (главным образом, тормозной), особенно при выраженной активности заболевания. С уменьшением активности болезни признаки нарушения высшей нервной деятельности также уменьшаются (М. Г. Астапенко, 1958).

Так же обнаружены также значительные нарушения регуляторных функций высших вегетативных центров: применение средств, воздействующих на область гипоталамуса (эфедрин, аспирин), у больных инфектартритом часто вызывает неправильные, извращенные реакции со стороны потоотделения, кровяного давления, пульса, температуры и т. д. У этих больных также часто отмечаются извращение суточного ритма температуры тела (вечерняя температура ниже утренней), нарушение водного баланса, суточного ритма диуреза и другие нарушения вегетативной регуляции.

Имеются данные и о нарушении функции спинальных центров, о заинтересованности клеток передних и задних рогов спинного мозга (А. А. Корнилов, Morrisson и др.) с морфологическими (дегенеративными) изменениями в них.

Исследования вегетативной нервной системы обнаруживают признаки ее поражения в виде вазомоторнотрофических нарушений (изменение трофики кожи, холодные и влажные конечности, остеопороз, нарушение потоотделения), двигательных нарушений (атрофия мышц, изменение их силы и тонуса), нарушений болевой чувствительности и болевой адаптации и т. д. (Г. Е. Илютович, 1956; М. Г. Астапенко, 1958). Локализация этих симптомов главным образом в дистальных отделах конечностей говорит о заинтересованности узлов пограничного симпатического ствола. При этом все эти симптомы отличаются стойкостью и прогрессируют с течением болезни.

О поражении вегетативной нервной системы, главным образом ее симпатического отдела, говорят данные многих авторов.

Michez наблюдал ухудшение течения заболевания под влиянием ваготонизирующих физиопроцедур и улучшение под влиянием адренергических физических агентов. На основании этого он заключает, что при инфектартрите имеет место состояние нейровегетативной дистрофии с вагусным преобладанием.

При изучении состояния вегетативной нервной системы у больных инфектартритом Michotte обнаружил, что у них имеет место неправильное соотношение адреналина (А) и норадреналина (NA) в крови. Если у здоровых людей соотношение NA/A=3,4/1 т. е. Наблюдается значительное преобладание норадреналина, то у больных инфектартритом NA/A=1/3,6, т. е. имеет место обратное соотношение – преобладает адреналин. Соотношение – можно привести к норме длительным воздействием прокаина, который является ингибитором моноаминоксидазы – фермента, содержащегося в рецепторах вегетативной нервной системы. Отсюда Michotte делает вывод, что при инфектартрите существует нарушение функции вегетативной нервной системы, что выражается в патологически повышенном разрушении норадреналина моноаминоксидазой. Многие авторы отмечают наличие вегетативной дистонии при этом заболевании с преобладанием тонуса симпатической нервной системы или с преобладанием парасимпатического тонуса.

Таким образом, наблюдения указывают на несомненное нарушение функций нервной системы на ее различных уровнях при инфекционном неспецифическом полиартрите, однако генез этих нарушений остается неясным. Некоторые авторы считают изменения со стороны нервной системы вторичными, т. е. являющимися следствием заболевания.

Большинство признает патогенетическую роль нервного фактора в развитии инфектартрита (А. И. Нестеров, Е.М. Тареев, Н. А. Вельяминов, М. М. Дитерихс, А. А. Корнилов, М. Г. Астапенко, И. И. Макаренко и др.). Конкретное значение неврогенных нарушений в развитии заболевания и их связь с другими патогенетическими факторами (инфекция, нарушения иммуногенеза, дезорганизация соединительной ткани) все еще недостаточно ясны, хотя некоторые данные в этом отношении имеются. В работах А. И. Нестерова, Г. Д. Залесского, Г. Е. Перчиковой показано, что повышение проницаемости капилляров, имеющее бесспорное значение в патогенезе инфектартрита, находится в зависимости от функционального состояния центральной нервной системы.

Сделанное сопоставление функционального состояния вегетативной нервной системы, иммунологических и эндокринных сдвигов у больных инфектартритом показало, что между ними существуют определенные корреляции. Чем больше выражено изменение функций нервной системы, тем интенсивнее иммунологические и эндокринные сдвиги. Так, например, при резком нарушении функции вегетативных центров чаще встречаются извращенные реакции коры надпочечников на введение АКТГ, а при небольших нарушениях чаще наблюдаются нормальные реакции.

Приведенные данные показывают, что изменению функционального состояния нервной системы, по-видимому, принадлежит весьма важная роль в формировании патологической общей реактивности у больных инфектартритом. В последнее время появились работы, указывающие на значение наследственности в этиологии ревматоидного артрита. По данным Blumberg (1962) у родственников больных ревматоидным артритом это заболевание имеет место в 7% случаев, а у родственников здоровых людей – лишь в 2%. По данным Lawrence и Ball, количество случаев заболевания ревматоидным артритом у родственников больных равнялось 9%, а у родственников контрольной группы – 2%. Согласно исследованиям Barter (1952), среди родственников 100 обследованных им больных ревматоидным артритом частота этого заболевания составляет 5,3% (по сравнению с 2,3% в семьях контрольных лиц). Kellgren и сотрудники при серологическом исследовании родственников больных инфектартритом и родственников контрольной группы лиц установили, что ревматоидный фактор обнаруживается в первой группе в 2-3 раза чаще. При этом никаких клинических проявлений ревматоидного артрита у этих лиц не отмечалось.

Все эти данные указывают на роль генетического фактора в развитии инфектартрита, как составляющей патогенеза инфекционного неспецифического полиартрита. Однако большинство авторов считает инфектартрит не наследственным заболеванием, а говорит лишь о наследственном предрасположении или о наследственной конституции. Kellgren считает, что по наследству передается лишь способность продуцировать ревматоидный фактор. Blumberg полагает, что передаются по наследству некоторые гамма-глобулины.

По всей вероятности, следует присоединиться к мнению тех авторов, которые считают, что речь идет не о прямом наследовании болезни, а лишь о наследовании особенностей иммуногенеза, обмена веществ, нейроэндокринных сдвигов и т. д., т. е. индивидуальной реактивности, предрасполагающей к заболеванию инфектартритом.

Таким образом, исходя из данных, которыми располагает современная наука, патогенез и этиология ревматоидного артрита (инфекционного неспецифического полиартрита) следует считать весьма сложными, а отдельные звенья этого патогенеза – недостаточно выясненными. Твердо установлено в настоящее время лишь то, что в основе патологического процесса ревматоидного артрита лежит системное поражение соединительной ткани и что, таким образом, инфектартрит относится к коллагеновым болезням. Из существующих в настоящее время концепций происхождения этого заболевания наиболее вероятна концепция аутоиммунного патогенеза, пусковым механизмом которого, по-видимому, является очаговая стрептококковая инфекция. В реализации возможности заболевания и в его развитии основная роль принадлежит индивидуальной общей и иммунологической реактивности, которая обусловлена состоянием нервной и эндокринной системы, обмена веществ, а возможно, и наследственным предрасположением.

См. также

Ревматоидный артрит (англ. rheumatoid arthritis) — это системное заболевание соединительной ткани с преимущественным поражением мелких суставов по типу эрозивно-деструктивного полиартрита неясной этиологии со сложным аутоиммунным патогенезом.

Название происходит от (др.-греч. ῥεῦμα) что значит «течение», суффикс -оидный означает «подобный», ἄρθρον переводится как «сустав» и суффикс —ит (гр. —itis) обозначает «состояние воспаления».

Причины заболевания на сей день неизвестны. Косвенные данные: увеличение количества лейкоцитов в крови и скорости оседания эритроцитов (СОЭ) — указывают на инфекционную природу процесса. Полагают, что заболевание развивается в результате инфекции, вызывающей нарушения иммунной системы у наследственно предрасположенных лиц; при этом образуются так называемые иммунные комплексы (из антител, вирусов и проч.), которые откладываются в тканях и приводят к повреждению суставов. Но неэффективность лечения РА антибиотиками скорее всего свидетельствует о неправильности такого предположения.

Заболевание характеризуется высокой инвалидностью (70 %), которая наступает довольно рано. Основными причинами смерти от заболевания являются инфекционные осложнения и почечная недостаточность.

Лечение сосредотачивается в основном на облегчении боли, замедлении развития заболевания и восстановлении повреждений с помощью хирургического вмешательства. Раннее обнаружение заболевания с помощью современных средств может значительно сократить вред, который может быть нанесён суставам и другим тканям.

Впервые может проявиться после тяжёлой физической нагрузки, эмоционального шока, утомления, в период гормональной перестройки, воздействия неблагоприятных факторов или инфекции.

История

Самые первые следы ревматоидного артрита найдены в 4500 г. до н. э. Их обнаружили на остатках скелетов индейцев в Теннесси, США. Первый документ, описывающий симптомы, очень напоминающие симптомы ревматоидного артрита, датируется 123 г.

Первое описание ревматоидного артрита как самостоятельной нозологической формы (под названием первичной астенической подагры — la goutte asthénique primitive) выполнено в 1800 г. по результатам наблюдений в госпитале Сальпетриер под руководством Ф.Пинеля. Заболевание получило своё современное имя в опубликованном 1859 г. «Трактате о природе и лечении подагры и ревматической подагры».

Эпидемиология

Ревматоидный артрит распространён по всему миру и ему подвержены все этнические группы. Распространенность 0,5-1 % (до 5 % у пожилых) Соотношение м : ж = 1:3 Пик начала заболевания — 30-35 лет

Этиология

Как и для большинства аутоиммунных заболеваний, здесь можно выделить 3 основных фактора (ревматологическая триада):

1. Генетическая предрасположенность

  • Наследственная склонность к аутоиммунным реакциям.
  • Чаще встречается у носителей определенного антигена класса MHC II: HLA — DR1, DR4

2. Инфекционный фактор Гипотетические триггеры ревматических заболеваний

  • — парамиксовирусы — вирусы паротита, кори, респираторно-синцитиальной инфекции
  • — гепатовирусы — вирус гепатита В
  • — герпесвирусы — вирусы простого герпеса, опоясывающего лишая, Цитомегаловирус, вирус Эпштейна-Барр (значительно выше в синовиальной жидкости * больных РА)
  • — ретровирусы — Т-лимфотропный вирус

3. Пусковой фактор (переохлаждение, гиперинсоляция, интоксикации, мутагенные медикаменты, эндокринопатии, стрессы и т. д.). Для женщин длительность кормления грудью снижает вероятность развития РА. Кормление грудью в течение 24 месяцев и дольше понижает риск развития РА вдвое.

Патогенез

Очевидно, триггером заболевания служит артритогенный вирусный или микробный фактор, который персистирует в сенсибилизированном организме. Доказана генетическая предрасположенность к ревматоидному артриту на основании ассоциации генов HLA-DR4 и/или HLA-DR1 с развитием болезни. При этом индуцированный иммунный ответ направлен либо против антигенов неидентифицированных возбудителей скрытых инфекций, либо микробов-комменсалов, и в силу антигенной мимикрии — на собственные антигены, что вызывает аутоагрессию и хроническое воспаление. Важнейшую роль в воспалительном процессе при ревматоидном артрите играют Т-хелперы типа I. Аутоантигены, индуцирующие аутоиммунизацию, точно не установлены. Предполагается роль коллагена типа II, ядерного антигена ревматоидного артрита, гликопротеина gp39 суставного хряща. Активированные Т-клетки инициируют развитие синовита, продуцируя многочисленные цитокины, или путем непосредственного межклеточного взаимодействия с макрофагами и синовиоцитами. Развиваются активация и пролиферация макрофагов, B-лимфоцитов, эндотели-альных клеток капилляров синовиальной оболочки, синовиоцитов. Кроме того, при ревматоидном артрите выявляются разнообразные аутоантитела, например класса IgM, иногда IgG, а также IgA или IgE к Fc-фрагменту IgG, получившие название «ревматоидный фактор». При этом в синовиальной оболочке могут образовываться и антитела, и антигены. Например, ревматоидный фактор класса IgG продуцируется плазматическими клетками синовиальной оболочки; затем эти антитела взаимодействуют друг с другом (аутоассоциация), так как один из них выступает в роли антигена, поддерживая тем самым воспаление в суставе. У части больных ревматоидный фактор отсутствует (серонегативный ревматоидный артрит); очевидно, поэтому он не является абсолютно обязательным в патогенезе ревматоидного артрита, но определенно участвует в формировании подкожных ревматоидных узлов и других внесуставных поражений. В патогенезе ревматоидного артрита имеют значение также антиперинуклеарный фактор и антикера-тиновые антитела, распознающие антигенные детерминанты белка филлагрина. Последний образуется из предшественника профиллагрина, содержащегося в кератогиалиновых гранулах эпителиальных клеток слизистой оболочки щеки, в результате протеолиза. Молекулы филлагрина фосфорилируются, и часть арги-ниновых остатков под действием фермента пептидиларгининдеиминазы превращается в цитруллин. Определение антицитруллиновых антител служит важным диагностическим тестом ревматоидного артрита.

Кроме гипотезы патогенеза ревматоидного артрита на основе нарушений функций T-лимфоцитов, существует теория развития синовита при ревматоидном артрите, основанная на роли изменений синовиоцитов, которые приобретают свойства, сходные с опухолевыми клетками; так, в них обнаруживают изменение экспрессии молекул, регулирующих апоптоз (например, CD95) и протоонкоге-нов (например, ras и myc), возможно, под влиянием цитокинов ИЛ-1 и ФНО-α. Эти изменения не вызывают опухолевую мутацию, но приводят к усилению экспрессии молекул адгезии, которые участвуют во взаимодействии синовиоцитов с компонентами внеклеточного матрикса, и активации синтеза ферментов, обусловливающих прогрессирующую деструкцию сустава.

Клиника

Ревматоидный артрит прогрессирует в трёх стадиях. В первой стадии происходит периартикулярный отек синовиальных сумок, вызывающее боль, местное повышение температуры и припухлость вокруг суставов. Вторая стадия — это стремительное деление клеток, которое приводит к уплотнению синовиальной оболочки. В третьей стадии воспалённые клетки высвобождают фермент, который поражает кости и хрящи, что часто приводит к деформации задетых суставов, увеличению боли и потере двигательных функций.

Как правило, вначале заболевание протекает медленно, с постепенным развёртыванием клинической симптоматики в течение нескольких месяцев или лет, значительно реже — подостро или остро. Около 2/3 случаев проявляются полиартритом, остальные — моно- или олигоартритом, причём суставной синдром часто не имеет клинической специфики, что значительно затрудняет дифференциальную диагностику. Суставной синдром характеризуется наличием утренней скованности более 30 минут и аналогичных проявлений во второй половине ночи — симптомы «тугих перчаток», «корсета»; постоянной спонтанной болью в суставах, усиливающейся при активных движениях. Исчезновение скованности зависит от активности процесса: чем больше активность, тем больше продолжительность скованности. Для суставного синдрома при ревматоидном артрите характерны монотонность, продолжительность, сохранение остаточных явлений после лечения.

Возможно наличие продромальных клинических проявлений (незначительные преходящие боли, связь боли с метеорологическими условиями, вегетативными расстройствами). Выделяют «суставы поражения» и «суставы исключения». К первым относятся (в порядке частоты встречаемости): II и III пястно-фаланговые, проксимальные межфаланговые плюснефаланговые, коленные и лучезапястные, локтевые и голеностопные. «Суставы исключения» следующие: дистальные межфаланговые, I пястно-фаланговый (большого пальца кисти).

Ревматоидный артрит часто сочетается с другими болезнями суставов — остеоартрозом, ревматизмом, системными болезнями соединительной ткани.

Внесуставные проявления

  • Со стороны сердечно-сосудистой системы: перикардит, васкулит, гранулематозное поражение клапанов, атеросклероз.
  • Дыхательная система: плеврит, интерстициальные заболевания.
  • Кожа: ревматоидные узелки, утолщение и гипотрофия, васкулит, сетчатое ливедо.
  • Нервная система: компрессионная нейропатия, сенсорно-моторная нейропатия, множественные мононевриты, цервикальный миелит.
  • Органы зрения: сухой кератоконъюктивит, эписклерит, склерит, периферическая язвенная кератопатия.
  • Почки: амилоидоз, васкулит, нефрит, НПВП-нефропатия
  • Кровь: анемия, тромбоцитоз, нейтропения.

Варианты клинического течения

Выделяют следующие варианты клинического течения ревматоидного артрита:

  • Классический вариант (симметричное поражение как мелких, так и крупных суставов, медленнопрогрессирующее течение).
  • Моно- или олигоартрит с преимущественным поражением крупных суставов, чаще коленных. Выраженное начало заболевания и обратимость всех проявлений в течение 1-1,5 месяца (артралгии носят мигрирующий характер, рентгенологические изменения отсутствуют, противовоспалительные препараты дают относительно положительный эффект; в последующем возникают все симптомы, характерные для ревматоидного артрита).
  • Ревматоидный артрит с псевдосептическим синдромом (сопровождается лихорадкой гектического типа, ознобом, гипергидрозом, потерей веса, развитием амиотрофии, анемии, васкулитов, висцеритов; в ряде случаев клинические признаки артрита отходят на второй план).
  • Синдром Фелти (сочетание полиартрита и спленомегалии; возможен вариант без спленомегалии, но с лейкоцитопенией, нейтропенией, висцеритами).
  • Синдром Стилла.
  • Ювенильный ревматоидный артрит (начало заболевания до 16 лет):
    • аллергосептический синдром;
    • суставно-висцеральная форма с ограниченными висцеритами.
  • Суставно-висцеральная форма:
    • ревматоидный васкулит;
    • поражение сердца, лёгких, почек, органов пищеварения;
    • поражение нервной системы.

Классификация

I Стадии клинических проявлений

  • — очень ранняя: длительность до 6 месяцев;
  • — ранняя: 6 — 12 месяцев;
  • — развернутая: более года;
  • — поздняя: более двух лет.

II Активность болезни (DAS28)

  • 0 (ремиссия): DAS28 меньше 2,6;
  • 1 (низкая): DAS28 2,6 — 3,2;
  • 2 (средняя): DAS28 3,2 — 5,1;
  • 3 (высокая): DAS28 больше 5,1.

III Инструментальная характеристика

  • Наличие эрозии
  • Рентгенологическая стадия (1-4)

IV Иммунологическая характеристика

  • Ревматоидный фактор: серо-позитивный/серо-негативный;
  • Анти-ЦЦП: серо-позитивный/серо-негативный.

V Функциональный класс

  • I сохранение самообслуживания, непрофессиональной и профессиональной деятельности
  • II сохранение самообслуживания, не профессиональной, нарушение профессиональной деятельности
  • III сохранение самообслуживания, нарушение профессиональной и непрофессиональной деятельности
  • IV нарушение всех видов деятельности

Диагностика

Долгое время не существовало определённого теста который мог бы однозначно подтвердить наличие заболевания. В настоящее время диагностика заболевания основывается на биохимическом анализе крови, изменениях в суставах, видимых на рентгене, и на использовании основных клинических маркеров, к которым относятся: суставной синдром как таковой, а также в сочетании с общеклиническими проявлениями — лихорадкой, слабостью, потерей веса и другими.

При анализе крови исследуют СОЭ, ревматоидный фактор (ревмо-фактор), количество тромбоцитов и т. д. Наиболее прогрессивным анализом является титр антител к циклическому цитруллин-содержащему пептиду — АЦЦП, анти-ЦЦП, anti-CCP (Мазуров, 2005, с. 103). Специфичность этого показателя составляет около 90 % (там же), при этом он присутствует в 79 % сывороток от больных РА.

Диагностически важными клиническими особенностями являются отсутствие изменений цвета кожи над воспалёнными суставами, развитие тендосиновитов сгибателей или разгибателей пальцев кистей и формирование амиотрофий, типичных деформаций кистей, так называемая «ревматоидная кисть».

Критериями неблагоприятного прогноза являются:

  • раннее поражение крупных суставов и появление ревматоидных узелков;
  • увеличение лимфатических узлов;
  • вовлечение новых суставов при последующем обострении;
  • системный характер болезни;
  • персистирующая активность болезни при отсутствии ремиссии более года;
  • стойкое увеличение СОЭ;
  • раннее появление (в течение первого года) и высокие титры ревматоидного фактора;
  • ранние (до четырёх месяцев) рентгенологические изменения со стороны поражённых суставов — быстрое прогрессирование деструктивных изменений;
  • обнаружение антинуклеарных антител и LE-клеток;
  • носительство антигенов HLA-DR4; плохая переносимость базисных препаратов.

Симптомы

Ревматоидный артрит может начаться с любого сустава, но чаще всего начинается с мелких суставов на пальцах, руках и запястьях. Обычно поражение суставов симметрично, то есть если болит сустав на правой руке, значит должен заболеть тот же сустав на левой. Чем больше суставов поражено, тем более продвинута стадия болезни.

Другие частые симптомы:

  • Усталость, астеновегетативный синдром
  • Утренняя скованность. Обычно, чем дольше длится скованность, тем активней заболевание.
  • Слабость
  • Похожие на грипп симптомы, включая невысокий жар.
  • Боли при длительном сидении
  • Вспышки активности заболевания, сопровождающиеся ремиссией.
  • Мышечные боли
  • Потеря аппетита, депрессия, потеря веса, анемия, холодные и/или потные ладони и ступни
  • Нарушение работы слюнных и слезных желез, вызывающее недостаточную выработку слёз и слюны.

Лечение

При наличии инфекции или подозрении на неё (туберкулёз, иерсиниоз и т. п.) необходима терапия соответствующим антибактериальным препаратом. При отсутствии ярких внесуставных проявлений (например, высокой лихорадки, синдрома Фелти или полиневропатии) лечение суставного синдрома начинают с подбора нестероидных противовоспалительных средств (НПВС). Одновременно в наиболее воспалённые суставы вводят кортикостероидные препараты. Иммунокомплексная природа болезни делает показанным проведение курсов плазмафереза, в большинстве случаев дающего выраженный эффект. Нестойкость результатов указанной терапии является показанием к присоединению так называемых базисных средств. Эти препараты действуют медленно, поэтому должны применяться не менее 6 мес, а при отчётливом положительном эффекте лечение ими обязательно продолжается и дальше (годами).

Важным моментом в лечении ревматоидного артрита является профилактика остеопороза — восстановление нарушенного кальциевого баланса в направлении повышения всасывания его в кишечнике и уменьшения выведения из организма. Необходимым компонентом в комплексе противоостеопоротических мероприятий является диета с повышенным содержанием кальция. Источниками кальция являются молочные продукты (особенно твёрдый сыр, содержащий от 600 до 1000 мг кальция на 100 г продукта, а также плавленый сыр; в меньшей степени творог, молоко, сметана), миндаль, лесные и грецкие орехи и т. д., а также препараты кальция в сочетании с витамином D или его активными метаболитами.

Важное значение в лечении имеет лечебная физкультура, направленная на поддержание максимальной подвижности суставов и сохранение мышечной массы.

Физиотерапевтические процедуры (электрофорез нестероидных противовоспалительных средств, фонофорез гидрокортизона, аппликации димексида) и санаторно-курортное лечение имеют вспомогательное значение и применяются лишь при небольшой выраженности артрита.

При стойком моно- и олигоартрите проводят синовэктомию либо введением в сустав изотопов золота, иттрия и др., либо хирургическим путём. При стойких деформациях суставов проводят реконструктивные операции.

Современная терапия

Системная медикаментозная терапия включает применение четырёх групп препаратов:

  1. нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП),
  2. базисные препараты,
  3. глюкокортикостероиды(ГКС),
  4. биологические агенты цитостатическими иммунодепрессантами.

Современные НПВП оказывают выраженное противовоспалительное действие, которое обусловлено угнетением активности циклооксигеназы (ЦОГ) — ключевого фермента метаболизма арахидоновой кислоты. Особый интерес представляет открытие двух изоформ ЦОГ, которые определены как ЦОГ-1 и ЦОГ-2 и играют разную роль в регуляции синтеза простогландинов (ПГ). Доказано, что НПВП угнетают активность изоформ ЦОГ, но их противовоспалительная активность обусловлена угнетением именно ЦОГ-2.

Большинство известных НПВП подавляют прежде всего активность ЦОГ-1, чем и объясняется возникновение таких осложнений, как гастропатия, нарушение функции почек, энцефалопатия, гепатотоксичность.

Таким образом, в зависимости от характера блокирования ЦОГ, НПВП делят на селективные и неселективные ингибиторы ЦОГ-2.

Представителями селективных ингибиторов ЦОГ-2 являются мелоксикам, нимесулид, целекоксиб. Эти препараты имеют минимальный побочный эффект и сохраняют высокую противовоспалительную и анальгетическую активность. Ингибиторы ЦОГ-2 могут использоваться во всех программах лечения ревматоидного артрита, где требуется применение НПВП. Мелоксикам в начале лечения при активности воспалительного процесса назначают по 15 мг/сут, а в дальнейшем переходят на 7,5 мг/сут в качестве поддерживающей терапии. Нимесулид назначается в дозе 100 мг два раза в сутки.

Целекоксиб — специфический ингибитор ЦОГ-2 — назначается по 100—200 мг два раза в сутки. Для пожилых людей подбор дозировки препарата не требуется. Однако у пациентов с массой тела ниже средней (50 кг) желательно начинать лечение с самой низкой рекомендованной дозы.

Следует избегать комбинации двух или более НПВП, поскольку их эффективность остаётся неизменной, а риск развития побочных эффектов возрастает.

Базисные препараты

Базисные препараты по-прежнему играют первостепенную роль в комплексной терапии ревматоидного артрита, но сейчас наметился новый подход к их назначению. В отличие от хорошо известной тактики постепенного наращивания терапии ревматоидного артрита («принцип пирамиды»), теперь пропагандируется раннее агрессивное лечение базисными препаратами сразу после установления диагноза, цель которого — модификация течения ревматоидного артрита и обеспечение ремиссии заболевания. Основанием для этого являются отсутствие на ранней стадии ревматоидного артрита паннуса, деформаций, остеопении, тяжёлых осложнений, сформированных аутоиммунных механизмов, высокая вероятность развития ремиссии.

Основными лекарственными средствами базисной терапии ревматоидного артрита являются: метотрексат, лефлуномид(эларфа), сульфасалазин, препараты золота, D-пеницилламин, аминохинолиновые препараты. К средствам резерва относятся циклофосфан, азатиоприн, циклоспорин А. Новая группа представлена следующими препаратами: (фламмэгис] (инфликсимаб, биосимиляр инфликсимаба) — химерные моноклональные антитела к фактору некроза опухоли ФНО-α человека; энбрел (этанерцепт) — рекомбинантные растворимые рецепторы к ФНО; тимодепрессин — селективный пептидный иммунодепрессант, действующий на уровне Т-лимфоцитов; лефлуномид (Арава) и другие.

Неэффективные на протяжении 1,5-3 месяцев базисные препараты должны быть заменены или использованы их комбинации с ГКС в малых дозах, что позволяет снизить активность ревматоидного артрита до начала действия первых. Шесть месяцев — критический срок, не позднее которого должна быть подобрана действенная базисная терапия.

В процессе лечения базисными препаратами тщательно наблюдают за активностью болезни, а т. ж. за появлением и развитием побочных эффектов.

Глюкокортикостероиды

Новым подходом является использование высоких доз ГКС (пульс-терапия) в комбинации с медленно действующими средствами, что позволяет повысить эффективность последних; комбинаций метотрексата с аминохинолиновыми производными, солями золота, сульфасалазином, а также селективным иммунодепрессантом циклоспорином А.

При высокой степени активности воспалительного процесса используют ГКС, причём в случаях системных проявлений ревматоидного артрита — в виде пульс-терапии (только ГКС или в сочетании с цитостатиком — циклофосфамидом), без системных проявлений — в виде курсового лечения. ГКС также применяют как поддерживающую противовоспалительную терапию при неэффективности других лекарственных средств.

В ряде случаев ГКС используются в качестве локальной терапии. Показаниями к их применению являются: преимущественно моно- или олигоартрит крупных суставов; затянувшийся экссудативный процесс в суставе; преобладание «локального статуса» над системным; наличие противопоказаний к системному использованию ГКС. При внутрисуставном введении депо-формы кортикостероидов оказывают и системное действие. Препаратом выбора является Дипроспан, оказывающий пролонгированное действие.

Биологические средства

При ревматоидном артрите синовиальные мембраны, по невыясненным причинам, секретируют большое количество фермента глюкозо-6-фосфат дегидрогеназы которая также разрушает дисульфидные связи в клеточной мембране. При этом наблюдается «утечка» протеолитических ферментов из клеточных лизосом, которые вызывают повреждения близлежащих костей и хрящей. Организм отвечает на это путём выработки цитокинов, среди которых также есть фактор некроза опухоли α TNF-α. Каскады реакций в клетках, которые запускаются цитокинами, ещё больше усугубляют симптомы болезни. Хроническое ревматоидное воспаление, ассоциированное с TNF-α, очень часто вызывает повреждения хрящей и суставов, ведущие к физической нетрудоспособности.

В лечении используются моноклональное антитело (или его Fab-фрагмент, цертолизумаба пэгол) к цитокину TNF-α, которое эффективно с высокой афинностью (до 10X10 −1 М) связывается с TNF в его как растворимой, так и трансмембранной формах, результируя нейтрализацию активности TNF.

В период прогрессирования ревматоидного артрита TNF возникает в результате того, что он присутствует на синовальных мембранах. Повреждения суставов у пациентов с ревматоидным артритом наблюдается как сужение суставного пространства между костями и эрозией костей в суставном пространстве. Клинические испытания моноклональных антител показали, что их применение замедляет как эрозию, так и сужение пространства между костями.

Перспективным также является использование специфических регуляторов дифференцировки T-лимфоцитов — таких препаратов, как, например, галофугинон.

Миорелаксанты

Миорелаксанты не эффективны для облегчения болей при ревматоиодном артрите.

См. также

  • Базисные препараты при ревматоидном артрите

Литература

  • Детские болезни. Баранов А. А. // 2002.

Ревматоидный артрит (РА) – это хроническое аутоиммунное системное заболевание с преимущественным эрозивно-деструктивным поражением периферических суставов. Этиология достоверно не выяснена, хотя клиника известна давно.

Связаны ли ревматоидный артрит и ревматизм

Термин «артрит» впервые использовал Гиппократ. В XVI веке среди всей патологии суставов Байю выделил ревматизм. В XVII веке Белон и Синдегам указали на отличие подагры от ревматизма и описали заболевание, позже названное ревматоидным артритом. А в 1896 году английский врач Стилл отметил детскую форму болезни.

Ревматизм и ревматоидный артрит не связаны друг с другом, хотя и имеют похожее звучание. Сходство у них в системности процесса с вовлечением всей соединительной ткани. Отличия кроются в этиологии, механизме развития и предпочтительном поражении органов.

Возможные причины

Ревматоидный артрит: этиология и патогенез

Инфекция долгое время считалась основной причиной ревматоидного артрита, как и при ревматизме.

Согласно инфекционной теории, возбудитель с током крови попадает в сустав, задерживается в нем и вызывает воспаление. Иммунная система распознает пораженные ткани как чуждые. Начинается выработка антител, запускается аутоиммунный процесс, протекающий и после удаления возбудителя из организма. Внедрение стрептококка является основным при серонегативном процессе. Ревматоидный артрит у детей также связан с наличием очаговой инфекции. Но при серопозитивной форме это не является ключевым моментом, хотя и может стать триггером.

Своевременное и полноценное лечение инфекций – это профилактика ревматоидного артрита.

Большая роль отводится наследственной предрасположенности, так как ревматоидный артрит чаще поражает членов одной семьи. При этом наследуется не само заболевание, а реактивность иммунной системы. Создаются предпосылки к переходу острого воспаления в хронический аутоиммунный процесс. Многие гены влияют на механизмы формирования иммунного ответа и правильность распознавания антигенов. Считается, что некоторые гены отвечают не за возникновение аутоиммунной реакции, а за тяжесть течения болезни и характер поражения тканей суставов. Но и эта причина не является ведущей.

Значимыми являются такие факторы, как курение, неблагоприятные условия окружающей среды, особенности питания, психоэмоциональная нагрузка, возрастное изменение гормонального фона, прием различных медикаментов, происходящие в организме изменения вследствие травм и операций. Они не являются непосредственными причинами возникновения поражения суставов, но способствуют переходу воспаления в хроническую форму.

Невозможно предугадать, у кого, когда и в какой форме возникнет ревматоидный артрит, что запустит аутоиммунный ответ. В зоне риска находятся женщины с семейной историей этого заболевания, подвергающиеся воздействию одного или нескольких факторов. Это может быть инфекция, стресс, пищевой аллерген, гормональная перестройка у женщин или что-то иное, влияющее на работу иммунной системы.

Механизм развития

Ревматоидный артрит: этиология и патогенез

Ревматоидный артрит в первую очередь поражает суставы, но имеет и другие проявления.

Пусковым механизмом является проникновение в сустав экзогенного (чужеродного) или эндогенного (образовавшегося в организме) антигена. Он распознается и захватывается специальными иммунными клетками, в ответ запускается комплекс реакций. В результате образуются защитные комплексы (антитела) и новые антигены. Формируется хроническое аутоиммунное воспаление, вовлекаются другие суставы, появляются системные симптомы.

Патогенез ревматоидного артрита включает изменение тканей суставов под воздействием иммунных реакций и неиммунного опухолеподобного роста клеток. Поражаются синовиальная оболочка, суставные хрящи и прилежащая к ним часть кости. Реагируют клеточный и гуморальный иммунитет, повышается количество цитокинов, происходят генные мутации в синовиоцитах.

Происходящие в суставах изменения включают:

  • воспалительно-деструктивный процесс внутренней мембраны сустава (синовиит), со скоплением лимфоидных Т-клеток;
  • выработка цитокинов, которые поддерживают воспаление и стимулируют размножение иммунных клеток;
  • образование комплекса антигенов (ревматоидного фактора), поддерживающих аутоиммунный ответ и влияющих на развитие внесуставных симптомов;
  • формирование паннуса из-за чрезмерного роста мутированных клеток синовиальной оболочки и патологического разрастания сосудов;
  • разрушение всех тканей под воздействием опухолеподобного паннуса, медиаторов воспаления и иммунных клеток-киллеров;
  • нарушение функции сустава.

Когда формируется паннус с агрессивным опухолеподобным ростом, процесс принимает необратимый характер, прогноз ухудшается.

При снижении реактивности иммунной системы прогрессирование болезни может замедлиться, как бывает при иммунодефицитных состояниях, а у женщин – во время вынашивания ребенка и лактации. Поэтому ревматоидный артрит и беременность можно совмещать, но необходимо наблюдение не только акушера-гинеколога, но и врача-ревматолога.

Разновидности болезни

Ревматоидный артрит: этиология и патогенез

По МКБ-10 ревматоидный артрит относится к болезням соединительной ткани. В зависимости от формы он имеет код М05, М06, М08 или М13.

Классификация ревматоидного артрита учитывает тип, течение, серопринадлежность, поражение суставов, сохранность их функции, стадии ревматоидного артрита, активность процесса и рентгенологическую картину. Чаще всего болезнь поражает женщин среднего возраста. Но бывает ювенальный тип (ревматоидный артрит у детей и подростков) и патология у пожилых людей.

Болезнь классифицируется по разным признакам:

  1. По наличию в крови ревматоидного фактора – есть серопозитивный и серонегативный тип;
  2. По форме заболевания выделяют ревматоидный артрит с поражением суставов, системными проявлениями и особые формы (синдром Фелти и синдром Стилла);
  3. Активность процесса может быть низкой, средней и высокой;
  4. По типу течения болезнь бывает быстропрогрессирующей и медленнопрогрессирующей;
  5. По рентгенологической картине выделяют 4 стадии артрита;
  6. При оценке функции суставов учитывают сохранность профессиональных навыков и возможность самообслуживания, присуждая одну из 4 степеней (от нормальных функций до развития бытовой беспомощности).

Постановка диагноза ревматоидный артрит – это шифрование согласно МКБ-10 и описание всех возможных характеристик заболевания. Это важно, когда определяется инвалидность при ревматоидном артрите и объем необходимого сестринского ухода.

От серологической формы болезни зависит, какие будут симптомы и острота процесса. При серопозитивном артрите вырабатывается ревматоидный фактор. Это поддерживает аутоиммунный процесс и приводит к поражению не только суставов, но и других тканей и органов.

Какие суставы вовлечены

При выработке ревматоидного фактора первыми меняются симметричные мелкие суставы кисти и стопы. Затем затрагиваются локтевые, голеностопные и коленные суставы, атлантоаксиальный сустав в шейном отделе позвоночника и перстнечерпаловидный сустав гортани.

При серонегативной форме процесс начинается с моноартрита. Часто встречается ревматоидный артрит коленного сустава, затем поражаются тазобедренные суставы.

Есть так называемые суставы исключения, которые никогда не вовлекаются на ранних стадиях болезни. Это суставы около концевых фаланг пальцев, пястно-фаланговые суставы I и V пальцев на руках.

Серопозитивный РА

Ревматоидный артрит: этиология и патогенез

Серопозитивный ревматоидный артрит дает классическую форму болезни. Для истории течения такого процесса свойственны малозаметное начало без предшествующих эпизодов острого воспаления, неуклонное прогрессирование, преобладание поражения многих мелких суставов и системные проявления. Поводом для консультации с врачом являются суставные изменения, а другие симптомы часто выявляются при осмотре и обследовании пациента. Прогноз ухудшается при поражении органов.

Характерные признаки ревматоидного артрита:

  • симметричность поражения нескольких суставов (полиартрит);
  • боли в суставах при нагрузке и затем в покое, появляющиеся еще до развития внешних изменений;
  • утренняя скованность с последующим увеличением объема движений;
  • отек и деформация суставов кистей и стоп;
  • атрофия мелких мышц около суставов, из-за чего кисть выглядит исхудавшей;
  • поражение сухожилий с возникновением типичных деформаций кистей и стоп;
  • появление ревматоидных узелков в подкожной клетчатке – безболезненных небольших уплотнений;
  • симптомы васкулита (системного поражения мелких сосудов) – сыпь и язвы на голенях, признаки множественной нейропатии, поражение ткани легких и перикарда;
  • неврологические проявления (не связанные с васкулитом) – запястный туннельный синдром из-за компрессии нервов, сенсорно-моторная невропатия;
  • изменения со стороны почек, так как развиваются гломерулонефрит или амилоидоз;
  • остеопороз;
  • развитие некрозов возле ногтевого ложа (очаги Байуотерса);
  • умеренная анемия при изменении обмена железа;
  • общие симптомы с недомоганием и субфебрилитетом, увеличение лимфоузлов.

Обычно обращение к врачу происходит на такой стадии ревматоидного артрита, когда уже есть структурные изменения в суставах, нарушение движений и симптомы системного поражения соединительной ткани.

Серонегативный РА

Отличием этой формы болезни является острое начало с лихорадкой и поражением одного крупного сустава (обычно коленного). Затем вовлекаются тазобедренные и лучезапястные суставы, процесс становится симметричным. Происходит глубокий некроз тканей с анкилозом (нарушением движений). Системные проявления не характерны.

Прогноз при серонегативном процессе зависит из-за быстроты и выраженности разрушения тканей суставов. Инвалидность при ревматоидном артрите этой формы может наступить рано, так как выраженные изменения в суставах затрудняют самостоятельное передвижение. В этом случае уже необходимы сестринский уход и приспособления для облегчения ходьбы.

Инфекционное поражение первично при этой форме болезни. Поэтому раннее назначение врачом антибактериальной терапии не только лечит острое воспаление, но и улучшает прогноз и качество жизни пациентов.

Диагностика

Ревматоидный артрит лечит ревматолог, но и врач общей практики/терапевт может заниматься данной патологией. При наличии суставного синдрома очень важно как можно раньше установить верный диагноз, определив не только болезнь, но и ее серологический тип. Для этого врач собирает историю жизни и болезни у пациента, проводит осмотр и назначает обследование. Оно включает:

  • ОАК, где видна воспалительная реакция и наличие анемии;
  • Рентгенография пораженных суставов для определения рентгенологической стадии болезни;
  • Анализ крови на ревматоидный фактор;
  • Определение титра особых антител (anti-CCP), которые повышаются еще в доклинической стадии;
  • При системных поражениях – консультация невролога, исследование функции почек;
  • При серонегативном процессе – диагностический поиск очага инфекции.

Для установления диагноза используется комплексная классификация ревматоидного артрита. Это позволяет учесть все характеристики, оценить прогноз и выбрать правильную тактику лечения.

При наличии наследственной предрасположенности важна профилактика ревматоидного артрита – устранение возможных пусковых факторов, своевременное лечение инфекций, обращение к врачу при первых признаках суставного синдрома. Раннее выявление болезни улучшает ее прогноз.

Слайд

Этиология, патогенез, классификация, ранняя диагностика ревматоидного артрита

Каратеев Д.Е. ГУ Институт ревматологии РАМН

Слайд

Что такое ранний ревматоидный артрит?

Клинический синдром? Может быть длительно нетипичным

Иммунологически определенная патология? Нет патогномоничных иммунологических признаков

Морфологически определенная патология? Нет патогномоничных морфологических признаков

Эрозивное заболевание? Цель адекватной базисной терапии — не допустить развития эрозий

Слайд

Факторы

внешней

среды

(включая

лечение)

Факторы

внешней

среды

(включая

лечение)

Слайд

Основные звенья патогенеза ревматоидного артрита и возможности воздействия на них

Активация макрофагов и Т-лимфоцитов

Продукция цитокинов (ИЛ-1, ФНО-а, интерфероны), факторов роста, интегринов

43- & 43-

г у

Продукция Ангиогенез Активация

аутоактител протеииаз

_ V -/ V

______л________л________п

Д д. АР

Хроническое воспаление

Иммуносупрессия

Подавление активности иммунокомпетентных

Блокирование выработки медиаторов воспаления (простагландины и др.)

Слайд

Диагнозы после первичного обследования

53%

I Ревматоидный артрит (п=183)

I Недифференцированный артрит (п-136)

I Не-РА (п=28)

Не-РА:

• Остеоартроз

■ Реактивный артрит

> Болезнь Бехтерева

> Псориатический артрит

• Системная красная волчанка « Подагра

• Вирусный гепатит

• Саркоидоз

• Гипермобильный с-м

РАДИКАЛ — Предварительные результаты

Слайд

Результаты наблюдения за Московской когортой больных с ранним артритом

П771

пт?

ЕЕ

8% 11%

24%

39%

53% 65%

Первичное обследование Динамика 1 год

■ РА □ НДА ■ Не-РА

Слайд

Характеристика раннего РА:

Клинически — стойкое или рецидивирующее воспалительное поражение суставов с с тенденцией к развитию полиартрита

Ассоциация с РФ и антицитруллиновыми антителами Тенденция к развитию деструктивных изменений хряща и кости

Морфологически — хронический синовит

Слайд

Особенности диагностики раннего периода

Диагноз РА по существующим критериям может быть установлен у половины больных Широкий спектр дифференциальной диагностики Большая группа (39%) пациентов с невозможностью точной диагностики по критериям (НДА)

Типичная картина РА наблюдалась чаще в возрасте старше 50 лет

Диагностические трудности наиболее часто встречаются у молодых пациентов (до 30 лет)

Пол больных достоверно не влиял на диагноз при первичном обследовании

Слайд

Клинические особенности, затрудняющие раннюю диагностику РА

• Нестойкость артрита и утренней скованности

• Частый дебют с моно- и олигоартрита

• Отсутствие РФ у значительной части пациентов при первичном обследовании

• Отрицательные данные инструментальных исследований у значительной части пациентов при первичном обследовании

с її» ‘ Дифференциальный диагноз при раннем РА:

• Остеоартроз

• Спондилоартриты

— Серонегативный спондилоартрит

— Псориатический артрит

— Реактивный артрит

— Болезнь Бехтерева

• Системная красная волчанка

• Подагра

• Вирусный гепатит

• Саркоидоз

• Гипермобильный с-м

Дифференциальная диагностика при раннем РА в сложных случаях (олигоартрит крупных суставов) основана на:

• Выявлении признаков воспалительного заболевания суставов(СОЭ, СРБ, синовиальная жидкость)

• Выявлении типичных иммунных нарушений (РФ, АЦЦП)

• Выявлении достоверных признаков воспалительного поражения позвоночника (сакроилеита и др. )

• Выявлении достоверных признаков артритогенных инфекций (ассоциированных с клиникой!)

( р»л Методы решения диагностических проблем при раннем РА

• Максимально полное первичное обследование с исключением признаков других заболеваний

• Более частое обследование в динамике (осмотр каж- -дые 3-4 недели)

• Инструментальная верификация структурных изменений (рентгенография, MPT), в том числе в динамике «

• В плане дифференциального диагноза — морфоло гическое исследование для верификации хронического -синовита

Слайд Алгоритм ранней диагностики РА

13 (Каратеев Д.Е., 2005, рабочая версия)

Клиническое подозрение на РА

Инструмент: Модифицированные критерии Emery

Клиническая диагностика РА

Инструмент:

Критерии ACR 1987 г. (кумулятивно)

Сложный диагноз РА

Инструмент. .

1мнунология, МРТ, артроскопия, морфологи!

Слайд EULAR RECOMMENDATIONS FOR THE MAN-

14 AGEMENT OF EARLY ARTHRITIS

Report of a task force of the European Standing Committee for International Clinical Studies Including Therapeutics (ESCISIT)

B. Combel, R. Landewe2, C. Lukasl, H. D. Bolosiu3, F. Breedveld4, M. DougadosS, P. Етегуб, G. Ferracdoli7, J. M. W. Hazes8, L. Klareskog9, K. MacholdlO, E. Martin-Molall, H. Nielsenl2, A. Silmanl3, J. SmolenlO, H. Yazicil4

1 Immuno-Rhumatologle, Lapeyronle Hosp, Montpellier, France,

2 Rheumatic diseases, University Hosp, Maastricht, Netherlands

3 Rheumatology and research center, University of Medidne, Quj-Napoca, Romania,

4 Rheumatology, Leiden Unlv Medical Ctr, Leiden, Netherlands,

5 Rheumatology B, Cochin Hosp, Paris, France,

6 Rheumatology, Academic Unit of Musculoskeletal diseases, Leeds, United Kingdom,

7 Division of Rheumatology, Catholic University of the Sacred Heart, Rome, Italy

8 Rheumatology, Erasmus medical Ctr, Rotterdam, Netherlands,

9 Rheumatology, Karollnska Hosp, Stodcholm, Sweden,

10 Internal Medicine III, Medical University. Vienna, Austria,

11 Rheumatology, Hosp La Paz, Madrid, Spain,

12 Rheumatology Q,University Hospital, Hertev, Denmark,

13 ARC Unit, Manchester University, Manchester, United Kingdom,

14 Rheumatology, Cerrahpasa medical faculty, Istanbul, Turkey

Слайд

Рекомендации (1)

1 Артрит характеризуется припухлостью сустава, сопровождающейся болью и скованностью. Пациент с артритом более чем одного сустава должен быть осмотрен ревматологом в идеале в течение б недель от появления симптоматики.

2 Клиническое исследование — главный метод выявления синовита. В сложных случаях полезно использование УЗИ, лазер-допплеровского исследования, МРТ

3 Исключение других заболеваний (не-РА) требует тщательного опроса и клинического осмотра больного, а также проведения как минимум следующих тестов: развернутый

. общий анализ крови, общий анализ мочи, трансаминазы, антинуклеарные антитела.

Слайд

Рекомендации (2)

4 У каждого пациента с ранним артритом, направленного к ревматологу, должны быть определены следующие факторы развития персистирующего эрозивного артрита:

• число припухших и болезненных суставов,

• СОЭ или СРВ,

• РФ и АЦЦП,

эрозии на рентгенограммах.

5 Пациенты с риском развития персистирующего эрозивного артрита, даже в случае, если больной не отвечает классификационным критериям РА, должна быть как можно раньше назначена базисная терапия

6 Важно информировать больного о болезни, лечении и исходе. Как дополнительное средство может быть проведена специальная образовательная программа.

Рекомендации (3)

7 Назначение НПВП должно быть рассмотрено при наличии симптомов артрита после оценки состояния ЖКТ, сердечно-сосудистой системы и почек.

8 Системное лечение ГК уменьшает боль и припухлость и должно быть рассмотрено в качестве дополнительной (преимущественно временной) терапии как часть стратегии базисного лечения. Внутрисуставное введение

5 ГК должно быть рассмотрено как средство купирования локальных симптомов воспаления.

9 Среди базисных препаратов метотрексат рассматривается как основной («якорный») препарат и должен назначаться первым у пациентов с риском развития персистирующего заболевания.

Слайд

Рекомендации (4)

10 Главная цель терапии — достижение ремиссии. Регулярный мониторинг активности болезни и побочных эффектов должен приводить к принятию решений по

8 выбору и изменению терапии (БПВП и биологических препаратов).

11 Не-фармакологические методы, такие как ЛФК, физиотерапия, могут использоваться как дополнение к лекарственной терапии.

12 Мониторинг активности болезни должен включать число припухших и болезненных суставов, оценку общего состояния больным и врачом, СОЭ и СРВ. Активность болезни должна оцениваться с интервалом в 1-3 месяца до развития ремиссии. Структурные повреждения должны оцениваться по рентгенограммам кистей и стоп каждые б-12 месяцев в течение первых нескольких лет болезни. Оценка функции (например, НАО) может бьггь добавлена к мониторингу активности и структурных повреждений.

Слайд

Основные рубрики МКБ

РА РФ+ — М05.8 Другие серопозитивные ревматоидные артриты

РА РФ- — МОб.О Серонегативный ревматоидный артрит Другие М05, М06 — для особых форм РА М06.9 Ревматоидный артрит неуточненный М13.0 Полиартрит неуточненный М13.9 Артрит неуточненный

Слайд

Клинико-анатомическая Клинико- Течение Степень Стадии по Функционэль

характеристика иммунологи- болезни активности рентгеноло мая

ческая процесса по гическим способность,

характерне™ клиничеехмм данный степень

ка данным

Ревматоидный артрит: Серо- Быстропрогрес 1-ниэкая 1 -околосу- 0-

полиартрит позитивный сирующее 2-средняя ставной сохранена

мэноартрит Ревматоидный артрит с системными проявлениям*: Серо- 3-высокая остеогюроз 1 —

негативный Медпеинопрог рессмрукнцее Ремиссия 2- остеопороз +сужение сохранена профессиона льная

эндотелиальной системы, легких, серозных оболочек, сердце, ГГШ, нервной Без заметного прогрессирова суставной щели(иогут быть способность 2 — утрачена 1 профессиона

системы, анилоидозом единичные льная

органов эрозии)

Особые синдромы: 3- остео- 3-утрачена способность I

псевдосстмчесхии омдрон синдром Фети пороэ.

Ревматоидный артрит в суставной самообслужи 1

деформирующим множестве ванию

сстпоартрозом

диффузными болезнями

соединительной ткани эрозии

реемапоном 4 — то же ♦

Ювенильный артрит костные

(включая болезнь анкилозы

Стилла)

Слайд

Зачем нужна классификация?

Формирование единообразных представлений о болезни

Обеспечение сравнимости данных Облегчение регистрации разных форм заболевания Правильная единообразная формулировка диагноза МСЭ

Слайд

Основные параметры РА, которые должны быть отражены

• Клинические формы (в т.ч. системные проявления)

• Иммунологическая характеристика — диагноз и прогноз

• Инструментальное обнаружение эрозий — диагноз и прогноз

• Активность — выбор терапии

• Распространенность деструкции, осложнения — терапия, МСЭ

• Нарушения функции и дезадаптация — реабилитация и МСЭ

• Наличие ранней стадии болезни

Оставить комментарий